Беги, Пэтти, Беги

От себя: Этот рассказ произвел на меня наибольшее впечатление из всех что были описаны в книге «Лекарство для души». И мне бы хотелось, чтоб о нем узнало как можно больше людей. Я всегда восхищался такими людьми как Пэтти. Они доказывают нам, что барьеров нет. Что мы сами себе их придумали. И еще раз подтверждает то, что кто хочет, ищет возможность, кто не хочет отговорки!

Когда Пэтти Уилсон пребывала в совсем юном и нежном возрасте, доктор обнаружил, что у нее эпилепсия. Ее отец, Джим Уилсон, по утрам регулярно бегал трусцой. Однажды, когда девочке было лет тринадцать, она застенчиво улыбнулась и сказала:
— Папа, мне бы очень хотелось бегать с тобой каждый день, но я боюсь, что у меня случится припадок.
Отец сказал:
— Если он случится, я знаю, как надо действовать, так что начинай бегать.
И они каждый день бегали трусцой. Им это обоим очень нравилось, и никаких припадков во время бега не случалось.
Когда Пэтти училась на первом курсе, она сказала отцу:
— Папа, мне бы очень хотелось побить женский мировой рекорд по дальности пробега.

Отец полистал «Книгу рекордов Гиннесса» и обнаружил, что самая длинная дистанция,
на которую бегали женщины, составляет 80 миль. Пэтти заявила:
— Я собираюсь пробежать из округа Ориндж до Сан-Франциско (расстояние 400 миль). На втором курсе, — продолжала она, — я добегу до Портленда, штат Орегон (свыше 1500 миль). Студенткой — предпоследнего курса я пробегу до Сент-Луиса (около 2000 миль). На последнем курсе я добегу до Белого дома (свыше 3000 миль).

Пэтти была амбициозна и полна энтузиазма. На свою эпилепсию она смотрела всего
лишь как на некоторые «неудобства». Девушка сконцентрировала свое внимание не на том,
что она потеряла, а на том, что у нее осталось. В тот год Пэтти совершила пробег до Сан-Франциско. Бежала она в тенниске с надписью: «Я люблю эпилептиков!» Рядом с ней бежали ее отец, ее мама и медсестра, заними следовала машина на случай возможных неприятностей.

На втором курсе вслед за Пэтти бежали ее однокурсники. Они сделали большой плакат, на котором были слова: «Беги, Пэтти, беги!» С того времени они сделались ее девизом и заглавием написанной ею книги. Во время второго марафона, на пути к Портленду, она сломала ногу. Доктор запретил ей бегать. Он сказал:
— Я должен наложить гипсовую шину тебе на щиколотку, и это создаст тебе непреодолимую помеху.
— Док, вы не понимаете, — ответила она. — Это не просто моя причуда, это одержимость! Я делаю это не просто для себя, я делаю это для того, чтобы многие люди сбросили цепи, которые их связывают по рукам и ногам. Есть ли какой-то способ, чтобы я могла продолжить бег? Доктор предоставил ей возможность выбора. Он предложил’ обмотать ногу клейкой повязкой, а не накладывать гипсовую шину. Он предупредил ее, что будет больно и пойдут волдыри. Пэтти велела доктору обмотать ногу клейкой повязкой. Она завершила свой бег в Портленде, при этом последнюю милю ее сопровождал губернатор Орегона.

Через четыре месяца почти беспрерывного бега от Западного до Восточного побережья Пэтти прибыла в Вашингтон и пожала руку президенту Соединенных Штатов.
Она сказал ему:
— Я хотела, чтобы люди знали, что эпилептики — обычные люди и могут вести нормальный образ жизни. Я недавно рассказал эту историю на одном из своих семинаров, и после его окончания ко мне подошел мужчина со слезами на глазах, протянул большую, сильную руку и сказал:
— Марк, меня зовут Джим Уилсон. Вы рассказали о моей дочери Пэтти.
Он сообщил, что благодаря ее благородным усилиям были собраны деньги и открыт медицинский центр по лечению эпилепсии, строительство которого обошлось в 19 миллионов долларов.
Если Пэтти Уилсон смогла сделать так много, располагая столь небольшими возможностями, то каких высот можете добиться вы, находясь в полном здравии и силе?

Автор: Марк В. Хансен
Источник: книга «Куриный бульон, лекарство для души»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *