Уолт Джонс

Вопрос в том, склонны вы к приключениям и авантюрам или нет.
Джозеф Кэмпбелл

Никто не отрицает того, что путешествовать и заниматься любимым делом замечательно, но не каждый человек может позволить себе путешествовать или осуществлять заветные желания из-за солидного возраста. Флоренс Брукс присоединилась к Корпусу мира, когда ей исполнилось 64 года. Глэдис Клапписон жила в маленькой квартирке университета Айовы и работала над диссертацией на соискание звания доктора философских наук, когда ей было 82 года. А Эд Ститт в возрасте 87 лет занимался в колледже в Нью-Джерси. Эд говорил, что учеба предохраняет его от старческих болезней и позволяет сохранить ясность ума.

Но никто так не поразил мое воображение и не запал в душу, как Уолт Джонс из Такомы, штат Вашингтон. Уолт пережил свою третью жену, с которой состоял в браке 52 года. Когда жена умерла, кто-то из знакомых посочувствовал ему, что тяжело, наверное, остаться без старого друга, бывшего рядом на протяжении многих лет.
— Конечно, тяжело, — ответил Уолт, — но вместе с тем это и неплохо.
— Неплохо? — изумленно спросили его.
— Я не хочу говорить о покойной жене плохо, у неё был хороший характер, но в последнее десятилетие мне было с ней тяжело. — И Уолт объяснил, в чем это заключалось:
— Она ничем не интересовалась и постепенно превращалась в косного, отсталого человека. Десять лет назад, когда мне было 94 года, я сказал жене, что мы ничего не видели в мире, кроме тихоокеанского северо-запада. Жена спросила, что я имею в. виду, и я ответил: «Хочу купить жилой автофургон и посетить оставшиеся 48 штатов. Как тебе мое предложение?»
«Ты сошел с ума, Уолт!» — воскликнула тогда жена.
«Тебе не хочется путешествовать?»
«Да мы погибнем в этих путешествиях! Умрем, и никто не отыщет наши могилы. И кто, кстати, сядет за руль?»
«Разумеется, я, дорогая», — ответил я.
«Ты нас угробишь!» — заявила жена.
А я люблю оставлять следы на песках времени, — продолжал Уолт.
— Но о каких путешествиях можно говорить, сидя дома?
— Уолт, а теперь, когда ваша жена умерла, чем вы намерены заняться?
— Я похоронил супругу и купил жилой автофургон. Сейчас 1976 год, и я собираюсь посетить оставшиеся 48 штатов и таким образом отпраздновать двухсотлетие со дня основания Соединенных Штатов Америки.

В тот год Уолту удалось побывать в 43 штатах, продавая сувениры и безделушки. Когда его спросили, берет ли он в машину путешествующих автостопом туристов, он ответил:
— Никогда. Боюсь, что кто-нибудь ограбит меня, шарахнет по голове или мы попадем в аварию.
Когда со дня смерти жены Уолта прошло всего шесть месяцев, он еще не купил жилой автофургон, но я уже видел его в машине сидящим рядом с привлекательной 62-летней женщиной.
— Уолт! — воскликнул я, когда мы встретились. — В машине были вы?
— Я, — ответил он.
— А кто та женщина, которая сидела рядом с вами? Это ваша дама сердца?
— Да.
— Дама сердца? Уолт, но вы были женаты три раза а сейчас вам 104 года. Эта
женщина моложе вас лет на сорок!
— Ну и что? — произнес он. — После смерти жены я быстро понял, что мужчине трудно жить одному в автофургоне.
— Да, Уолт, я понимаю вас, вам одиноко и не с кем поговорить.
— И это тоже, — без колебания произнес он.
— Тоже? — переспросил я. — Вы намекаете на то, что у вас к этой женщине романтический интерес?
— Конечно.
— Но, Уолт, в жизни мужчины наступает такое время, когда…
— Ты говоришь о сексе?
— Да, резервы человеческого организма ограничены…
— Возможно, ты прав.
В 1978 году, когда в нашей стране началась инфляция, Уолт стал главным инвестором одного жилищного проекта. На вопрос, почему он не отнес деньги в какой-нибудь проверенный банк, а вложил их в жилищное строительство, Уолт ответил:
— А вы разве не знаете? Сейчас в стране инфляция. Деньги можно вкладывать лишь в надежные проекты, прибыль от которых появится через годы.

В 1980 году Уолт продал со скидкой значительную часть своей собственности в округе Пирс, штат Вашингтон. Очень скоро стало ясно, что он не набил свои карманы большими деньгами, но рассчитывает на прибыль в будущем.
— Я подписал контракт на 30 лет, деньги начнут возвращаться, когда мне стукнет 138. Свое 110-летие Уолт отмечал на телешоу Джонни Карсона. Он замечательно выглядел: седая борода и черная шляпа делали его похожим на полковника Сандерса.
— Рад, что вы здесь, Уолт, — сказал Джонни.
— Когда тебе 110 лет, то везде хорошо, — заметил Уолт.
— 110?
— 110.
— Сколько?
— Карсон, ты что, оглох? По-моему, я ясно выразился: мне 110 лет.
— Любопытно то, что вы старше меня в два раза, без трех дней.
Читателей тоже, очевидно, впечатляет такая дата. Одно столетие и еще десять лет — таков путь, пройденный этим человеком.

Уолт тем временем, усмехнувшись, продолжил:
— Сколько же лет должно быть человеку, если он может забыть дату своего рождения? Неужели он никогда не заглядывает в календарь? Или очень расстраивается, что миновал еще один год? Сколько же мне лет? 30? 40? 50? Кстати, когда мне исполнилось 50 лет, мои друзья пришли поздравить меня, нарядившись в черные костюмы, с увядшими розами в руках, словно это был не день рождения, а похороны. Джонни, знай, жизнь не заканчивается в 65 лет. Я был знаком с людьми, которые только к 75 годам стали жить благополучно и даже процветать. Вот, например, мой жилищный проект, в который я вложил деньги несколько лет назад. В 105 лет я стал значительно богаче жить, чем прежде. Хочешь, я поделюсь с тобой одним секретом, Джонни?
— Разумеется.
— Забудь о днях рождения.
Надеюсь, что история об Уолте Джонсе вдохновит наших читателей оставаться молодыми душой до последнего дня своей жизни.

Автор: Боб Монуод

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *